Интервью с Екатериной Семеновой

Екатерина Семенова:
«Главная проблема – отсутствие четкой модели развития малого бизнеса»

Дарья Воробьева, корреспондент журнала

Опубликовано в журнале «Современный предприниматель», № 6 (июнь 2009 года)

Помощь малому бизнесу декларируется на всех государственных уровнях. Тем не менее, положительных результатов пока не слишком много. О причинах пробуксовки неофициального «пятого национального проекта» и о том, что можно с этим сделать, «Современному предпринимателю» рассказывает депутат Госдумы, член комитета ГД по собственности Екатерина Семенова.

– Государство вроде как изо всех сил старается помогать малому бизнесу. Но практические результаты пока оставляют желать лучшего. Как вы думаете, почему так происходит?
– Во всех развитых экономиках мира малый и средний бизнес является основой внутренней экономики страны. Ценность малого бизнеса определяется в нескольких простых постулатах: самозанятость населения, повышение конкурентоспособности, рост потребительской активности, самообеспечение.
В нашей стране уже пришли к пониманию этого факта. Но на данный момент, как мне кажется, главной проблемой является отсутствие четкой модели развития малого и среднего бизнеса в России. Несмотря на то, что в «Стратегии 2020» стоит задача – увеличить долю малого и среднего бизнеса в ВВП страны до 70 процентов, четкого механизма пока нет.
Плюс, естественно, уже известные проблемы: административные барьеры, высокая степень административных и организационных издержек, чрезмерно жесткая и сложная налоговая политика в отношении субъектов малого и среднего бизнеса, отсутствие у «малышей» материально-технической, имущественной базы и собственного оборотного капитала.

– И что с этим делать?
– В программе антикризисных мер, принятой Госдумой и Правительством РФ 6 апреля, в отношении малого бизнеса акцент ставится на снижении проверок со стороны фискальных органов. Думаю, вы знаете, я говорю о новой редакции закона о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля.
Этой редакцией, конечно, установлено снижение количества проверок – один раз в три года, и 1 мая эти поправки вступили в силу. Но этот закон не распространяется на налоговый, валютный, таможенный, бюджетный контроль и ряд других надзорных мероприятий. А именно эти фискальные органы чаще других заставляют бизнес занимать свое рабочее время на подготовку огромного количества документов и доказательства своей правоты.

– Вот это и удивляет. Как мне представляется, по сравнению с налоговым контролем, все муниципальные проверки – это меньшее из зол. Хотя, может, я и ошибаюсь...
– Главная проблема – дублирующие проверки по налогам. Для того чтобы избежать фискальных «набегов», необходимо разработать на уровне субъектов федерации механизм взаимодействия и координации фискальных органов между собой. А планы проверок на текущий отчетный период должны быть доступны для предпринимателей через публичный электронный календарь плановых проверок.
Тогда предприниматель будет спокойно планировать и работу, и подготовку к периоду проверки, появится возможность, скажем так, компиляции дублирующих проверок разными органами. Надеюсь, что повысится и уровень ответственности и организации самих проверяющих органов. Главной целью фискальных органов должно стать не наказание за неправильное ведение учета и отчетности, а оказание помощи предпринимателям в грамотном исчислении и своевременной уплаты налогов.

– Насчет ответственности и организации проверяющих органов – боюсь, предприниматели в это не поверят...
– Действительно, безответственность и плохая организация работы налоговых инспекций вызывает у бизнеса жесткую и обоснованную критику. Низкая квалификация налоговых инспекторов влечет за собой порой необратимые последствия для бизнеса. Не вовремя занесенные данные или простая халатность работника автоматически может заморозить расчетный счет предпринимателя. Затем предприниматель должен провести сверку (а по сути, это та же проверка), но арест с расчетного счета без участия самого бизнесмена в короткие сроки все равно снять невозможно. Бюрократический механизм рассчитан на срок до двух недель. А предприятие в этот момент парализовано.
Сейчас мы с коллегами работаем над поправками в 76 статью Налогового кодекса, которая определяет порядок приостановки действия по расчетным счетам налогоплательщика и формирует административную ответственность работников налоговых органов за исполнение своих обязанностей.

– А что вы можете сказать по поводу сокращения налогового бремени?
– Вы понимаете, система налоговых платежей – это механизм реального воздействия на общественное производство, его структуру, динамику. С помощью налогов можно стимулировать деловую активность, а можно ограничивать. Основным инструментом государства является налоговая политика, у которой классически две функции: фискальная и экономическая. В РФ в отношении малого бизнеса используется исключительно фискальный подход.
Малый бизнес выполняет исключительно важную социальную функцию и, следовательно, необходимо в срочном порядке пересмотреть налоговые подходы в отношении развития этой среды.
В России исторически и ментально складывалась практика уплаты налогов малыми предприятиями единоразово (один раз в год), и это, с одной стороны, не вызывало отторжения у предприятий, а с другой – не умаляло государственных интересов. Государство получало платежи в начале года, стабильно и планово.
Я думаю, что одной из прогрессивных мер можно назвать перевод всего малого предпринимательства на патентную систему, включая пенсионные и страховые платежи за наемных работников через расчет средней составляющей по году. Эта система позволит убрать все организационные издержки, а также автоматически снять все возможные административные барьеры, касающиеся отчетности в фискальные органы.
В ближайшее время я планирую обсудить этот механизм с предпринимательским и профессиональным сообществом, с которым мы сотрудничаем при разработке проектов. На мой взгляд, этот механизм позволит не только развивать малый бизнес в сфере торговли и услуг, но и послужит хорошим мотиватором для развития малых производственных предприятий. А они, в свою очередь, дадут возможность повысить конкурентоспособность и качество выпускаемой продукции для крупных предприятий и конечного потребителя.

– Все-таки хотелось бы услышать ответ о снижении налогов – от этого точно не откажутся никакие бизнесмены.
– Собственно говоря, кое-какие шаги в этом отношении уже предприняты, и они известны. Сейчас рассматривается поправка в Налоговый кодекс об увеличении порога годового оборота для малых предприятий, находящихся на упрощенной системе налогообложения до 60 млн руб. Законопроект уже прошел первое чтение (законопроект прошел первое чтение на момент подготовки интервью – примеч. ред.). Надеюсь, что до июля мы его примем, и с 1 января следующего года он вступит в силу. Эта мера, на мой взгляд, будет существенной для снижения налоговой и административной нагрузки на малый бизнес.
Снижение налоговой нагрузки по «упрощенке» для предпринимателей прошло и за счет снижения субъектовых налогов с 15 до 5 процентов. Многие регионы уже приняли соответствующие поправки в свои нормативные акты, некоторые сейчас находятся в стадии рассмотрения аналогичных законопроектов. Не радует только факт, что 27 регионов нашей страны отказались снижать ставку этого налога.

– Ясно... Хорошо, давайте теперь поговорим об имущественной поддержке предпринимателей.
– В этом отношении Правительство РФ уже не раз заявляло о том, что все свободное федеральное и муниципальное имущество будет предоставляться в аренду по праву «первой руки» только малому и среднему бизнесу. И только если имущество по каким-то причинам окажется невостребованным со стороны предпринимателей, вот тогда оно будет предоставляться в аренду другим компаниям. Это одно направление.
Другая позиция – введение понижающих коэффициентов для малых предприятий при аренде государственной и муниципальной собственности. У меня такие сведения: 40 процентов от арендной ставки – в первый год аренды, 60 процентов – во второй и 80 процентов – в третий.
Все имущество, которое на сегодняшний день арендуется малым бизнесом, но не будет выкуплено, также в последующем будет арендовано субъектами малого и среднего предпринимательства, попадет в специальные реестры и в последующем будет на аукционах или конкурсах сдаваться, опять же, только малым компаниям.

– При этом закон № 159-ФЗ о преимущественном праве выкупа (о «малой приватизации») после введения в действие вызвал массу критики...
– К сожалению, да. О том, как идет работа по изменению этого закона, я постоянно держу в курсе наших предпринимателей. Уже рекомендованы к принятию (рекомендованы на момент подготовки интервью – примеч. ред. К моменту выхода журнала поправки, скорее всего, будут приняты как минимум в первом чтении) несколько поправок, которые должны разрешить коллизии с введением в действие данного закона.
А именно, что преимущественным правом выкупа может воспользоваться арендатор, арендующий государственные и муниципальные помещения в течение последних двух (а не трех, как раньше) лет, не имеющий на момент приватизации задолженности по договору аренды.
Кроме того, мы хотим отменить обязательное заключение договора о залоге недвижимости на время рассрочки по выплате выкупной стоимости помещения.
Впрочем, это не все пробелы, которые содержит данный закон. Мы постоянно ведем работу над практикой его исполнения, в июне в Тамбове и в сентябре в Астрахани пройдут круглые столы по этой теме, направленные на совершенствование законодательной базы.

– А как быть с законом № 108-ФЗ? Необходимость продлевать договор аренды каждый год посредством участия в открытом аукционе – это задача, непосильная для большинства предпринимателей. Это не очень-то согласуется с продекларированным курсом на облегчение доступа к недвижимости.
– Знаете, мне совершенно понятен шок предпринимательского сообщества от этой поправки. У многих малых предприятий сегодня трудности с пополнением оборотных средств, трудности с получением банковских кредитов, которые в условиях кризиса серьезно подорожали. Ипотеку на покупку коммерческой недвижимости тоже не дают. Понятно, что в таких условиях львиная доля малых предприятий в будущем году не сможет выиграть аукционы и потеряет права на арендуемые помещения.
Эти изменения на практике убивают малый бизнес, ограничивая его сроком жизни в один год. Вложения, которые должен сделать предприниматель в арендуемые площади не только не успевают окупиться, но и привлекают недобросовестных бизнесменов, способных через год «отобрать» на аукционе раскрученную площадку.
Поэтому я считаю, что следует приложить максимум усилий для того, чтобы эта поправка была исключена. Если же власть намерена таким образом «перетасовывать» малый бизнес, предоставляя льготную аренду максимально возможному количеству малых фирм, то в этом случае следует заключать договор аренды на более длительные сроки – хотя бы не менее чем на пять лет.

– Как вы себе представляете «идеальные» взаимоотношения арендаторов с арендодателями?
– Как цивилизованные. Договор аренды на пять лет – это необходимый минимум. В идеале он должен быть бессрочным. Но при этом предусматривать право арендодателя на обоснованное повышение арендной платы.
И, конечно, недопустимо расторжение договоров в одностороннем порядке. На Западе с этим проблем давно нет. Расторжение договора или отказ от пролонгации возможны только по решению суда.

– Получается, что у аренды больше перспектив, чем у перехода недвижимости в собственность предпринимателей...
– В нашей стране вообще малое предпринимательство – это класс арендаторов. Примерно 2/3 малых предприятий – арендаторы, причем половина арендует государственное или муниципальное имущество.
Однако есть еще один вариант. Мы уже подготовили ко второму чтению один закон, который будет интересен малому бизнесу – «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Поправки, внесенные в этот закон, расширяют возможности предпринимателей на получение кредитов на коммерческие нежилые помещения. Сделать это планируется путем уточнения процедур обращения взыскания на заложенное имущество для банковских структур. В этом случае банки получают безопасный механизм, который не связан с небольшими пока оборотами готового к развитию малого предприятия, а основан на гарантии имущества собственника. Их риски снижаются, а шанс получить кредит у предпринимателей, соответственно, повышается. Таким образом возникает еще один финансовый инструмент – «коммерческая ипотека».

– Есть еще какие-нибудь предложения по развитию предпринимательства?
– На мой взгляд, одной и главных задач федеральных и региональных структур по развитию малого бизнеса должна быть разработка программ для развития малого производства, в первую очередь, в малых моногородах, где от одного градообразующего предприятия зависит все население. Такие программы должны анализировать и формировать потребность крупных предприятий в «малом производственном секторе», формируя конкуренцию и спрос, а также снижение себестоимости материально технической базы для крупного сборочного производства.
Это только в советское время единой государственной собственности заводы и фабрики строились в полном производственном цикле – от болта до трактора. В рыночных условиях болты и гайки – удел малых производственных предприятий.
Для мотивации развития малого производственного сектора необходимо формирование обучающих программ ведения бизнеса, расширение деятельности бизнес-инкубаторов. Кстати, уже готовы к функционированию более 40 бизнес-инкубаторов, а в целом в самое ближайшее время их будет более ста по все стране. Если верить результатам мониторингов, бизнес-инкубаторы повышают выживаемость вновь созданных малых компаний с 15 до 85 процентов.
Для новых малых производств, работающих (в перспективе) по сформированной программе развития малых городов, нужны дополнительные преференции. Возможно, по аналогии с мировой практикой развитых стран, налоговые каникулы на 2–3 года. Либо мотивирующий развитие этого сектора пакет преференций.
Основной принцип паритетности взаимоотношений между государственной исполнительной властью и предпринимательством должен основываться на постулате: бизнес дает государству социальное обеспечение и занятость населения, конкурентную продукцию, налоги; государство бизнесу – безопасную среду для предпринимательской деятельности.

Отправить комментарий

Введите символы, которые вы видите на этой картинке.
Type the characters you see in the picture; if you can't read them, submit the form and a new image will be generated. Not case sensitive.  Switch to audio verification.

Опрос

Если страховые взносы для ИП не будут снижены я:

Активно обсуждается

Дмитрий_Р : Мне представляется, что различные проверяющие всегда и везде используют только формальные причины... | Налоговые проверки  #4

vector : Недавно обращался за оформлением витрины магазина к празднику в компанию http://mallout.ru. Остался... | Оформление витрины  #1

Guzel : Добрый день! Открыла консалтинговое агентство (финансовый анализ, бизнес-стратегии, кризис-... | Уголок потребителя  #29

Аня : Здраствуйте! Я открыла ИП (доходы уменьшенные на величену расходов). Занимаюсь оптовой продажей... | Здравствуйте,мой муж открыл ИП(у нас своя грузовая машина)его нанимает фирма,подскажите когда платить налог(раз в год или раз в квартал)и ка  #1

Гоша : Вы можете получить имущественный вычет, если платите НДФЛ. Если вы, как ИП, платите иные налоги (... | Имущественный вычет можно получить неоднократно  #2

Николай634 : Я считаю, что благодаря Михаилу скоро промышленная область может очень круто. Так же эти изменения... | На конгрессе предпринимателей обсудили неизбежность налогов  #1

Альберто : Может, кому пригодится сервис для поиска кода ОКТМО по ОКАТО - http://[spam] | Соответствие кодов ОКАТО новым ОКТМО  #1

Гость ООО Промстрой : План проверок СРО | Прокуратура утвердила план проверок на 2014 год  #1

emolol : Нужно быть непробиваемыми дебилами, чтобы не понимать что такими способами государство только душит... | Число предпринимателей продолжает сокращаться  #1

Дианисий : Добрый день! В месте где должен был подписать руководитель организации т.е. ген.директор расписался... | Листок нетрудоспособности  #53

Система Orphus